Поэтесса средневековья Оно-но Комати


Годы рождения и смерти одной из лучших поэтесс IX в. Оно-но Комати не установлены. Она входит в число “шести бессмертных поэтов” начала периода Хейан и в число “тридцати шести бессмертных поэтов” Средневековья. Дошедшая до нас история её жизни скорее легендарна, нежели достоверна. Трагическая судьба Оно-но Комати в сочетании со стихами о любви, безоглядной и печальной, произвела столь глубокое впечатление на современников, что ее имя еще при жизни сделалось достоянием мифов.

Некоторые считают её внучкой поэта Оно Такамура. Согласно другим сведениям, она была придворной дамой императора Ниммё (810-850). Считается, что расцвет её творчества приходится на годы его правления (833-850). Она стала героиней многочисленных легенд, очевидно, благодаря своей красоте и поэтическому таланту.

“Комати славится не только как поэтесса, она знаменита на все века как образец дивного сочетания женской красоты и поэтического искусства”, – писал академик Н.И.Конрад. Самыми достоверными свидетельствами о её жизни являются Предисловие к антологии “Кокинвакасю” и прозаические вступления к её собственным пятистишиям. В Предисловии к данной антологии Ки-но Цураюки писал о ней следующее: “Оно-но Комати подобна жившей в стародавние времена принцессе Сатори. В песнях её много чувства, но мало силы. Словно запечатленное в стихах томление благородной дамы”.

О Комати можно прочитать и в книге Сэй Сенагон “Записки у изголовья” (X в.), где о ней говорится в связи с историей смерти принца Фу-ку-Кеси – первого любовника Комати. Оно-но потребовала у любимого за одну ночь с ней заплатить еще 99-ю ночами подряд. Фу-ка-Кеси скончался от разрыва аорты, не дотянув одной ночи до ста обещанных…

* * *

Вот и краски цветов
поблекли, пока в этом мире
я беспечно жила,
созерцая дожди затяжные
и не чая скорую старость…

* * *

Я дорогою грёз
вновь украдкой спешу на свиданье
в сновиденьях ночных –
но увы, ни единой встречи
наяву не могу дождаться…

* * *

Печальна жизнь. Удел печальный дан
Нам, смертным всем. Иной не знаем доли.
И что останется?
Лишь голубой туман,
Что от огня над пеплом встанет в поле.

* * *

Те слова, где сквозят
печали и радости мира,
привязали меня
к жизни в этой юдоли бренной,
из которой уйти хотела…

* * *

Он опять не пришёл –
и ночью тоскливой, безлунной
я не в силах заснуть,
а в груди на костре желаний
вновь горит – не сгорает сердце…

* * *

Распустился впустую,
Минул вишенный цвет.
О, век мой недолгий!
Век не смежая, гляжу
Взглядом долгим, как дождь.

* * *
Когда Ясухидэ назначен был в Микава,
он написал мне: “Не хотите ли взглянуть
на земли, коими я буду управлять?”
Я отвечала:

Оборваны корни
Плавучей плакучей травы.
Так и я бесприютна!
С легкой душой поплыву по теченью,
Лишь только услышу: “Плыви!”

* * *

Это все сердце мое,
Что отплыть я решилась
В столь непрочной ладье.
Всякий день ее заливают
Невольные горькие волны.

* * *

В помраченье любви
сквозь сон мне привиделся милый –
если б знать я могла,
что пришел он лишь в сновиденье,
никогда бы не просыпалась!…

* * *

С той поры, как во сне
я образ увидела милый,
мне осталось одно –
уповать в любви безнадежной
на ночные сладкие грезы…

* * *

Я не в силах уснуть,
томленьем любовным объята, –
ожидая его,
надеваю ночное платье
наизнанку, кверху исподом…

ОТВЕТ

Много ль проку в слезах,
что бисерной россыпью капель
увлажняют рукав?
Льются слезы мои потоком,
на пути сметая преграды!…

* * *

Вновь приходит рыбак
в ту бухту, где травы морские
уж давно не растут, –
но напрасны его старанья,
упованья на радость встречи…

* * *

Разве я проводник,
что должен к деревне рыбачьей
указать ему путь?
Отчего же сердится милый,
что не вывела к тихой бухте?…

http://tkana.zhuka.ru/heya/komaty/
http://www.ipmce.su/~lib/komati.html

Категория: Культура и искусство  Метки:
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Яндекс.Метрика